Есть список зарубежных компаний, которые покидают Россию из-за спецоперации в Украине. Среди них много предприятий потребрынка, производителей продуктов питания, а также промышленных предприятий. Однако в списке уходящих компаний не значатся сельхозпроизводители.

Какие компании с иностранным капиталом работают в России, и почему представители АПК не делают резких заявлений?

Приостановили развитие бизнеса в России компании, которые поставляют свою продукцию сельхозпроизводителям, например, зернотрейдер Cargill, а также производитель сельхозтехники Deere.

При этом сельхозпроизводители не замечены в уходе из России, во многом из-за того, что примеров иностранного капитала в АПК не так много. Большинство крупных агрохолдингов принадлежат российскому бизнесу. Например, по СПАРК, собственники ГК «Агрокомплекс им. Ткачева» - Любовь Ямщикова и Наталья Пушкарь. В прошлом году издание VTimes написало со ссылкой на отчетность основной компании холдинга, АО «Агрокомплекс им. Н. И. Ткачева», что ее бенефициаром является бывший министр сельского хозяйства Александр Ткачев.

Группу «Черкизово» в свое время основал Игорь Бабаев. Сейчас, по СПАРК, холдингом управляют и контролируют его дети – Евгений и Сергей Михайловы. Еще одна совладелица «Черкизово» - бывшая супруга Бабаева Лидия Михайлова.

Собственники агрохолдинга «Мираторг» спрятаны за кипрскими ООО «Агромир» и ООО «Саудейд Энтерпрайзис Лимитед». Однако все участники рынка в курсе, что создатели «Мираторга» - братья Виктор и Александр Линники.

Бенефициаром ГК «Продо» является Андрей Городилов, холдинга «Русагро» — Вадим Мошкович, который, тем не менее, был вынужден выйти из совета директоров и оставить пост председателя совета, а также снизить свою долю в группе компаний — теперь ему принадлежит менее 50% акций. Напомним, мы ранее писали о причинах кадровых перестановок в «верхушках» ГК «Русагро», «Уралхим» и «ФосАгро».

Владельцем ГК «Великолукский мясокомбинат» значится Владимир Подвальный. Основной собственник холдинга «Приосколье» — Геннадий Бобрицкий, сообщает СПАРК. А ГАП «Ресурс», принадлежит Виктору Наурузову.

У группы «Продимекс» в собственниках числится кипрская Prodimex Farming Group и Игорь Худокормов (0.00030% долей), который и считается основным бенефициаром холдинга.

Основным владельцем крупного сельхозпроизводителя «Сибагро», по данным открытых источников, выступает Андрей Тютюшев.

Иностранцы в АПК

У каких сельхозтоваропроизводителей есть иностранные корни?

Так, основателем одного из крупнейших производителей молока, ГК «ЭкоНива», и главой холдинга является Штефан Дюрр. По данным СПАРК, он – гражданин РФ. Согласно СПАРК, у Штефана Дюрра – 1% в капитале головной компании, 98% - у немецкой «Экозем-Аграр ГМБХ», еще 1% — у ООО «РСХБ-Финанс».

Иностранные собственники – и у пензенского производителя молока «Русмолко». По СПАРК, управляющую компанию холдинга УК «Русмолко» контролирует кипрский офшор «Милки Проджект Лимитед». В 2019 году стало известно, что сингапурская Olam International консолидировала 100% долей компании, выкупив часть у основателя «Русмолко» Наума Бабаева. А у вьетнамской TH Group действует подразделение по производству и переработке молока в Московской области.

Земельные ограничения

Незначительное присутствие иностранного капитала в российском АПК участники рынка в основном объясняют ограничениями на владение сельхозугодиями. Так, согласно Федеральному закону об обороте сельхозземель, иностранные граждане или компании, в которых иностранцы владеют более 50%, не могут приобретать землю; для них есть один вариант использования – аренда.

«Таким образом, участки из земель сельскохозяйственного назначения относятся к категории ограниченных в обороте (п. 2 ст. 27 ЗК РФ). Данное регулирование является существенным препятствием для того, чтобы иностранцы приходили в российский агропромышленный комплекс, и в соответствии с разъяснениями КС РФ обеспечивает суверенные права РФ на ее природные богатства и ресурсы, защищает интересы российской экономики», - комментирует Людмила Степанова, юрист практики по недвижимости и инвестициям АБ «Качкин и Партнеры».

По ее словам, в то же время КС РФ указал, что федеральный законодатель вправе как вовсе отказаться - в целях повышения инвестиционной привлекательности рынка участков - от названного ограничения, так и распространить его действие на более широкий круг – в целях поддержки отечественных сельхозпроизводителей.

«Если не рассматривать случаи незаконного предоставления участков земель сельхозназначения иностранцам, то наиболее распространенным обходным путем таких участков может быть использование института дочерних обществ. Например, участок представляется в собственность российскому юридическому лицу, которым владеет также российское юридическое лицо, уже находящееся под контролем иностранных лиц», - поясняет юрист.

«В настоящее время в условиях санкций с ограничениями на сделки по продаже объектов и выплате дивидендов компаниями, находящимися под контролем недружественных государств, опосредованное владение через дочернее общество уже может быть затруднено. В условиях встречных санкций и запрета инвестиций в российскую экономику это не ухудшает ситуацию с иностранными инвестициями в сельское хозяйство, которых фактически нет», - считает Людмила Степанова.

Сельское хозяйство — без «театральных жестов»

Некоторые собеседники  согласились прокомментировать, почему в российском АПК мало иностранцев и почему такие компании с иностранным капиталом не торопятся делать резких заявлений.

По мнению одного из экспертов рынка, никто из игроков АПК уходить из России не хочет. Сейчас на руку аграриям сыграло то, что у них практически нет известных международной общественности брендов. «На владельцев известных марок, работающих в секторе потребрынка, идет огромное давление. Они просто вынуждены сворачивать российский бизнес. В то же время многие компании сегмента b2b2 могут спокойно продолжать работу, просто потому они больше известны среди своих деловых партнеров, нежели среди общественности», - комментирует эксперт рынка

Экономист Антон Любич также считает, что ухода сельхозпроизводителей из России и не будет. «Земля — самый ценный, невосполнимый ресурс. Особенно плодородная земля. Особенно во время глобального продовольственного кризиса», - говорит он. «Если для переработчиков потеря российского рынка — это минус 5% продаж, которые он может за счет рекламы восполнить в Германии или Китае, то агропроизводитель, потеряв землю в России, не найдет ей замену нигде и никак. Поэтому в сельском хозяйстве театральных жестов «мы уходим» ожидать не стоит. Добровольно никто не уйдет», - уверен Антон Любич.


Источник: dairynews.today

Поделиться новостью в социальных сетях:


Возврат к списку