С начала военной операции  прошло чуть больше месяца, но за это время страна пережила  обвал рубля, введение беспрецедентных экономических санкций, взлет ключевой  ставки до 20%, усиление логистического кризиса, осознание, что высокая инфляция  – это надолго.

Почему даже самые стабильные отрасли АПК штормит в новых экономических реалиях

Происходящие «тектонические сдвиги» не щадят никого: трясет всех, включая сельское хозяйство. Мы побеседовали с главами отраслевых ассоциаций и союзов, чтобы узнать, как обстоят дела в сфере животноводства, птицеводства, ветеринарии.

Отраслевики под давлением

Сергей Юшин – руководитель Национальной мясной ассоциации – гово­рит о глубоком кризисе современной логистики морских грузоперевозок. Кроме того, существуют сложности с перемещением грузов по террито­рии России железнодорожным транс­портом. Как-то разрешить ситуацию удается только благодаря продуктивному взаимодействию бизнеса, отраслевых союзов и руководства ОАО «РЖД». Но в целом она остает­ся очень напряженной.

«Компании работают практически в круглосуточном режиме, пытаясь адаптироватся к новым условиям. Речь идет уже не о том, по какой цене купить тот или иной товар, а о том, чтобы иметь возможность приобрести его в принципе. Отступать некуда: если у нас будут неполноценные корма или неполноценное ветеринарное обслуживание поголовья, это боль­но ударит по его продуктивности и производительности, что приведет к росту себестоимости и скачку цен для конечного потребителя. Поэтому сейчас принимаются экстраординар­ные меры для удержания отраслей на плаву. Важный вклад в эту работу вносит Россельхознадзор, открыва­ющий участникам бизнеса возможность работы с альтернативными поставщиками», – обрисовывает об­становку эксперт.

Ситуацию усугубляет потребитель­ский ажиотаж. По причине ожидания роста цен или из-за вероятности воз­никновения дефицита эмоциональные граждане в первую очередь сметают с прилавков товары длительно­го хранения. «При снижении доходов пирамида потребления мясной продукции выглядит так: говяди­ну заменяют свининой (если позволяет конфес­сия), мясом кур и индеек; от более дорогих отрубов переходят к более деше­вым. Если совсем не хва­тает денег, берут фарш. Ведь главное для человека – получить определенный объем калорий и белка», – поясняет Сергей Юшин. Поэтому спрос на куриные тушки может быстро начать расти.

Но рынок на повышенный спрос без дополнительного предложения объемов реагирует повышением цены. В результате прежде всего страдают люди с невысоким уровнем дохода.

Поэтому, уверен эксперт, важна адресная поддержка наиболее финансово уязвимых слоев населения, по кото­рым рост цен на мясо бройлера и дру­гие недорогие виды мяса ударит в пер­вую очередь.

Кроме того, необходимо увеличивать объемы производства наиболее вос­требованных видов мяса. Для этого нужны допол­нительные финансовые средства, но льготного кредитования не хватает, и предприятиям приходит­ся брать деньги по коммерче­ской ставке – от 25%.

«В нервозной ситуации мы порой наблюдаем жесткое давление на про­изводителей мясной продукции со сто­роны отдельных чиновников. Но от­раслевики очень ответственны: они не опускают руки, а продолжают бо­роться за сохранение производства. Мы не отказываемся от планов по на­ращиванию свинины или по сохране­нию высоких темпов восстановления мяса птицы. Но, к сожалению, желаю­щих попиариться на теме борьбы с ро­стом цен очень много. Им я предлагаю поменьше давить на аграриев и про­явить активность в вопросе увеличе­ния выделенных лимитов на льготные кредиты, если уж они не могут потре­бовать от Центробанка вернуть став­ку на уровень 5% или курс доллара по 70 рублей!» – заявляет эксперт.

По словам Сергея Юшина, посто­янные кивки на то, что аграрии хотят нажиться, – это популизм и недоверие к лидерам отрасли, которые создают основной объем производимой про­дукции. Более того, он считает недо­пустимым давление на участников от­расли – не только административное, но и информационное. «Еще Чарлз Дарвин сказал, что выживает не самый сильный и не самый умный, а тот, кто быстрее других адаптируется к изме­няющейся среде. Так что участникам рынка необходимо дать на это время. Например, сейчас его покидают амери­канские рестораны быстрого питания. И российские компании, сотрудничав­шие с ними, оказались в очень слож­ном положении. Невозможно в одно­часье создать такую сеть общепита, как «Макдоналдс», просто потому, что очень хочется это сделать. И ее вче­рашние партнеры должны искать или создавать новые каналы сбыта своей продукции, но на это нужно время», – констатирует наш собеседник.

Птица дает прирост

Для российских птицеводов 2022-й на­чинался хорошо. По итогам минувше­го года отрасль дала более 5 млн тонн мяса в убойной массе, выйдя на 4-е ме­сто в мировом рейтинге. Что касается яйца, было произведено 45 млрд – это 6-е место рейтинга.

Президент Российского птицеводческого союза академик РАН Владимир Фисинин напоминает о важной роли отрасли. Птица – это экономи­чески доступный белок, который не имеет кон­фессиональных ограни­чений и является диети­ческим продуктом. «Если мы уроним уровень про­изводства, несладко будет всей стра­не. Впрочем, анализ темпов развития отрасли говорит о наличии устойчи­вой базы. За январь – март прирост по мясу составил 9,4%, по яйцу – в пре­делах 2%», – говорит он.

Впрочем, события последних меся­цев заставляют птицеводов постоянно держать руку на пульсе.

«Отрасль уязвима по ряду позиций. В первую очередь по обеспечению исходной племенной продукцией – чистыми линиями и прародителями. Что касается племенных родитель­ских стад яичной и мясной птицы, то они локализованы в 56 российских хозяйствах. Таким образом, в России мы ежегодно закладываем на инку­бацию 4,2 млрд штук инкубационного яйца. А из-за рубежа завозим около 300 млн яиц прародителей и частич­но – родителей. Поэтому неправы те, кто говорит, будто мы на 100% сидим на завозном материале», – заявляет наш собеседник.

Большие надежды возлагают­ся сегодня на новый отечественный кросс бройлеров «Смена 9». Он соз­дан российскими селекционерами на базе кросса «Смена 8», выведенного в 2011 году, и имеет улучшенные пле­менные характеристики. Как сообщает президент союза, новый кросс уже вне­сен в Государственный реестр селекци­онных достижений и может составить конкуренцию самым популярным им­портным кроссам, таким как «Росс 308» и «Кобб 500». Но теперь задача пер­востепенной важности – расширить базу подмосковного селекционно-генетического центра «Смена» для содержания исходных чистых линий и прародительских стад. В этой работе ему активно помогают Министерство науки и высшего образования и Мини­стерство сельского хозяйства РФ.

По словам нашего собеседника, если зарубежные партнеры полностью откажутся от поставок прародителей, ресурсов хватит на 2–2,5 года. Поэто­му сейчас от каждого птицеводческо­го хозяйства ожидается индивидуаль­ная программа дальнейших действий и контроль за добросовестностью ее исполнения.

«Раньше было так: хозяйство произ­вело инкубационное яйцо, но остался излишек. Под видом товарного яйца его отправляют на реализацию в ма­газины. В условиях нового вре­мени такого допускать нель­зя», – говорит Владимир Фисинин.

При этом, как сооб­щает наш собеседник, ни один зарубежный производитель кроссов птицы не заявил об уходе с российского рынка. Другое дело, что теперь необходимо пересматривать стандартные подхо­ды к логистике. Технически возможны поставки продукции из Китая, Индии, Объединенных Арабских Эмиратов и даже Бразилии. Но насколько это ударит по экономике? Ответ на этот вопрос нам может не понравиться, признает эксперт.

Screenshot_2.jpg

Есть ли стабильность в ветпрепаратах и кормах?

По ветеринарным препаратам си­туация обстоит проще: ученые ФГБУ «Федеральный центр охраны здоровья животных» создают эффек­тивные вакцины, которые нисколько не уступают иностранным. Отличные результаты показывают компании НПП «АВИВАК», ООО «НВЦ Агровет­защита» и ГК ВИК – лидеры рынка ве­теринарной фармацевтики в России и крупнейшие производители ветери­нарных препаратов в СНГ. Не намерена покидать рынок крупная нидерланд­ская компания «Интервет».

«В ближайшее время дефицита ветпрепаратов мы не ожидаем. Но все происходящее говорит о том, что мощности отечественной ветеринар­ной фармацевтики необходимо рас­ширять», – уверен Владимир Фисинин.

А теперь несколько слов о третьей болевой точке – комбикормах. В струк­туре себестоимости яиц и мяса птицы корма превышают отметку в 70%. В ра­цион сельскохозяйственных пернатых входят пшеница, ячмень, кукуруза, соя.

И если по кукурузе валовой сбор еже­годно составляет около 15 млн тонн, то сои отрасли явно не хватает. Не вы­зывает оптимизма и цена на сою: всего за две недели спецоперации на Украи­не она выросла на 50%! Впрочем, есть и альтернативы. По мнению нашего собеседника, рацион птицы можно расширить, если увеличить в севообо­ротах российских сельхозпредприятий доли люпина, гороха, фасоли, рапса – культур, которые являются сырьем для производства белковых кормов.

Куда сложнее обстоят дела с вита­минно-минеральными премиксами. По словам Владимира Фисинина, в на­шей стране именно они являются сла­бым звеном не только птицеводства, но и животноводства. В России дей­ствуют 15 заводов, способных произво­дить такую продукцию. Но 95% сырья, которое используют эти заводы, – им­портного производства. Исключением являются метионин и лизин – важней­шие аминокислоты, производство ко­торых наладили Волгоградская и Бел­городская области соответственно.

Зато в сегментах витаминов и ми­кроэлементов Россия находится в пол­ной зависимости от других стран – в первую очередь европейских. Имеющихся запасов хватит на три месяца, но что дальше? Да, в Сарато­ве функционирует компания «Биоамид», где организовано уникальное производство органических микроэлементов. Но полностью закрыть потребность огромной отрасли одно предприятие не в состоянии. Выход один – искать новых партнеров, кото­рые не пытаются перекрыть кислород нашей стране.

«Популисты кричат о том, что рост цен на птицеводческую продукцию надо ограничить. Но каждый директор фабрики, который реализует свою про­дукцию по цене ниже себестоимости, попадает под уголовную ответствен­ность! Чтобы удержать цены в услови­ях резкого скачка валюты, нарушения логистических цепочек и прочих тре­вожных процессов, необходима по­мощь в виде налоговых послаблений и выдачи льготных кредитов», – заяв­ляет Владимир Фисинин.

Не допустить взрывного роста цен

Юрий Ковалев – генеральный дирек­тор Национального Союза свиново­дов – констатирует: 2022 год отрасль встретила в очень хорошей кондиции. Несколько лет назад Россия вышла на стопроцентную обеспеченность собственной свининой. Более того, к 2023 году за счет уже сделанных инвестиций ожидается прирост про­изводства свыше 5%. Но ситуация зыбкая. «Девальвация рубля вкупе с логистически­ми проблемами приво­дит к многократному усилению инфляцион­ного давления. И глав­нейшая задача, которая стоит сегодня перед Правительством России и Минсельхозом, заключается в сдерживании роста цен», – напоми­нает наш собеседник.

По его словам, сдержать рост цен на ветеринарные препараты, кормо­вые добавки, оборудование и запчасти, фасовочные материалы очень сложно, ведь именно в этих сегментах мы колоссально зависим от импорта. Но основной статьей затрат в струк­туре себестоимости свинины все-таки являются зерновые и белковые со­ставляющие кормов. «В сложившихся условиях отрасли чрезвычайно помо­гают экспортные пошлины на зерно, введенные в 2020 году и привязанные к курсу доллара. Все это время они по­зволяли сдерживать ценовой коридор в определенных границах, препят­ствуя взрывному удорожанию всех ви­дов мяса. Разумеется, в силу объектив­ных факторов цены будут расти. Но, повторюсь, это будет уже не взрывной рост. Уверен, что механизм экспорт­ных пошлин придется донастраивать с учетом нынешних реалий. Однако сам факт его существования уже по­зволяет корректировать рост себе­стоимости в адекватных пределах», – утверждает Юрий Ковалев.

Второй фундаментальный пункт, который прорабатывается на разных уровнях, связан с обеспеченностью финансовыми ресурсами. Несмотря на рост ключевой ставки Центробан­ка, ставки по уже взятым кредитам сохранены. А новые льготные кредиты выдаются с пониженной ставкой на ус­ловиях господдержки.

«Что касается ветеринарных пре­паратов, у российских компаний есть точки роста. И сегодня у них появился реальный шанс увеличить объем про­изводства. Существующих мощно­стей хватает для покрытия 90% рынка и потребностей отрасли животновод­ства России. Но мы очень зависимы от импорта фармацевтических суб­станций. К счастью, доля ветпрепа­ратов в себестоимости производства свинины не является определяю­щей», – говорит эксперт.

Юрий Ковалев резюмирует: риска дефицита свинины нет, более того, существует вероятность перенасы­щения внутреннего рынка. Впрочем, смягчить последствия сможет откры­тие для российского экспорта рынков Юго-Восточной Азии, в особенности Китая.

В зоне высокой турбулентности

Исполнительный директор Нацио­нального кормового союза Сергей Михнюк согласен с предыдущими экспертами в том, что кормовая от­расль находится в зоне высокой турбулентности. Из-за роста валютного курса у импорте­ров формируется большая потребность в рубле­вой массе, возникают риски оборачиваемо­сти денежных средств в цепочке «товар – деньги – товар». Преж­няя практика много- месячных отсрочек пла­тежей стремительно изживает себя. Так что участники рынка будут переходить либо на предоплату, либо на очень короткие сделки, прогнозирует наш собеседник.

«Допускаю, что привычная практи­ка проведения тендерных сделок во­обще уйдет в историю. Цена отойдет на второй план, уступив место необхо­димости поставок как таковых – пусть и не на условиях, желаемых изначаль­но», – отмечает Сергей Михнюк.

По словам эксперта, примерно 25% от стоимости производимых в на­шей стране комбикормов занимают кормовые добавки, большинство ко­торых импортируется на территорию России. В свою очередь, в структуре себестоимости мяса корма занимают 60–70%. Путем нехитрых вычислений получаем долю импортных кормовых добавок в структуре себестоимости продуктов животноводства около 16%.

«Велика вероятность того, что во­енная спецоперация приведет к срыву весенней посевной кампании на тер­ритории Украины. В последние годы эта страна являлась стабильным по­ставщиком кукурузы на китайский рынок для производства аминокис­лот. Со стороны Китая были сделаны крупные инвестиции в инфраструк­туру, обслуживающую экспорт зер­новых. Соответственно, есть риск возникновения серьезного дефицита сырья. Велика вероятность, что китайский производитель будет руководствоваться правилом «своя рубашка ближе к телу», в первую очередь удовлетворяя свои потребности. В та­ких условиях поставки аминокислот в Россию и прочие страны могут ве­стись уже по остаточному прин­ципу», – делится своими опасениями эксперт.

Нельзя забывать и о мерах господ­держки. В нынешнем году запланиро­вано выделение 10 млрд рублей для компенсации затрат животноводов на закупку кормов. Но, по словам представителя союза, этой суммы, скорее всего, будет недостаточно: ее необходимо увеличивать как мини­мум в два раза.

«Тревогу вызывают сигналы, кото­рые поступают от банков касательно процентных ставок по кредитованию длинных денег, необходимых для по­полнения оборотных средств. Чтобы сохранить хоть какую-то эконо­мическую целесообразность бизнеса, возникнет необ­ходимость рефинанси­рования пересчитанных банками в односторон­нем порядке кредитов. Кроме того, важно, чтобы ранее заявленные кур­сы валют были условно удерживаемы со стороны Центробанка – напри­мер, на уровне 110 рублей за доллар и 125 рублей за евро. В ре­зультате мы будем привыкать к жизни и ведению бизнеса в новых условиях – такое уже бывало, и не раз», – рассужда­ет наш собеседник.

Что касается участников рынка, то не все выдержат испытания пе­ременами. Позже в отрасли могут происходить слияния и поглоще­ния – добровольные или принудитель­ные. В любом случае, уверен Сергей Михнюк, выживут самые сильные и предприимчивые.

Три беды: логистика, паника, жажда наживы

От сельскохозяйственных животных и птицы перейдем к братьям нашим меньшим. В марте стало известно, что компания Mars приостанавливает инвестиции и рекламные кампании в России, а также экспорт из страны и импорт в нее. Для владельцев кошек и собак эта новость стала очередным громом среди и без того не ясного неба! Неудивительно, ведь Mars – это не только шоколадные батончики и же­вательные резинки, но и известнейшие бренды неспециализированного пита­ния для непродуктивных (домашних) животных. Несмотря на это известие, дефицита кормов в стране в целом не ожидается, уверена генеральный ди­ректор Союза предприятий зообизне­са (СПЗ) Татьяна Колчанова. Почти все производства зарубежных компаний, включая Mars, локализованы в России. И останавливать их работу компании не собираются. А действующие сейчас заводы изначально были ориентиро­ваны на удовлетворение внутреннего спроса, экспортируя в страны ЕЭК лишь небольшую долю продукции.

«Сегодня дефицит наблю­дается только в сегменте высокотехнологичных диетических и функци­ональных кормов ино­странного производства. Но Россельхознадзор и отраслевые объединения работают над тем, чтобы на­сытить рынок такими кормами и одновременно заставить компетент­ные ветеринарные органы ряда стран внимательно относиться к составу, безопасности и качеству этих кор­мов. Со своей стороны участники на­шего союза просят производителей подтверждать эти параметры допол­нительными испытаниями в лабора­ториях. Аналогичная работа ведет­ся и импортерами при поступлении партий товаров в Россию», – отмечает Татьяна Колчанова. По ее словам, се­годня открываются новые горизонты сотрудничества с производителями кормов из Южной Америки и стран Юго-Восточной Азии.

«В одном из недавних интервью я сказала, что союз готов рассматри­вать варианты установления партнер­ских отношений с этими странами. И уже на второй день после публикации мне поступил звонок от представителя Корейской ассоциации международ­ной торговли (KITA). По его словам, корейский бизнес готов познакомить наших предпринимателей с линейкой корейских кормов и организовать ло­гистику. Есть и другие варианты. Глав­ное – не сидеть сложа руки, а действо­вать», – уверена наша собеседница.

Настоящей проблемой Татьяна Колчанова называет панические на­строения, которые царят в обществе и заставляют потребителей сметать не только гречку и сахар, но и корма для животных. Но высокий спрос при­водит к росту цен, что подстегивается действиями недобросовестных участ­ников рынка.

«Члены нашего союза из Сыктыв­кара – владельцы небольшой сети ма­газинов – сообщили, что известный ростовский производитель консер­вированных кормов увеличил сто­имость поставок на 60%! А ведь эти корма производятся в нашей стране и не нуждаются в выстраивании слож­ной логистики. Значит, люди просто решили воспользоваться непростой ситуацией на рынке, чтобы подза­работать за короткий срок хорошие деньги. Но чаще всего бывает так, что производитель кормов отгружает свою продукцию по адекватной цене, а уже перекупщики повышают ее стоимость в два, а то и в три раза», – сетует генди­ректор СПЗ.

Источник: Ветеринария и Жизнь

Поделиться новостью в социальных сетях:


Возврат к списку