По данным Всемирной организации охраны здоровья животных (OIE), с мая 2021 года вспышки птичьего гриппа были зарегистрированы среди домашней и дикой птицы в 41 стране.

Высокопатогенный птичий грипп (ВПГП) угрожает как жизни домашней птицы, так и человеку.

По состоянию на декабрь 2021 года распространение ВПГП не подает признаков ослабления. Так, Великобритания, например, сообщила о крупнейшей вспышке птичьего гриппа в Северной Ирландии, где были подтверждены случаи заболевания в коммерческом поголовье из 14 000 кур в графстве Армаг и в коммерческой утиной стае из 22 000 птиц в графстве Тайрон. В ноябре Южная Корея сообщила о вспышке заболевания на ферме с поголовьем около 770 000 птиц.

В России в 2021 году было зарегистрировано 64 вспышки ВПГП (в том числе 51 среди домашней, 13 среди дикой птицы) в 21 субъекте РФ (ВГП типа А, выявлено три подтипа Н5N8, H5N5, H5N1 – 1). В режиме карантина на 10 января находилось 38 очагов.
В 2021 году птичий грипп вызвал «беспрецедентную генетическую изменчивость подтипов... у птиц», «создавая эпидемиологически сложный ландшафт», заявила OIE 19 ноября. H5N1, H5N3, H5N4, H5N5, H5N6 или H5N8 — подтипы, которые в настоящее время циркулируют в популяциях домашней и дикой птицы по всему миру. 

Кроме того, вспышки птичьего гриппа происходят в то время, когда COVID-19 все еще является распространенной проблемой практически во всех странах.
В некоторых странах высокопатогенный птичий грипп HPAI может усугубить существующие трудности, вызванные пандемией, как в случае с ЮАР, где пять регионов, пораженных HPAI, составляют около 60% от общего числа случаев заболевания COVID-19 в ЮАР, отмечают ученые. Учитывая значительные потери, понесенные из-за COVID-19, борьба страны с новыми зоонозами может оказаться не столь эффективной, как необходимо, поскольку она больше направлена на борьбу с пандемией, а это может привести к игнорированию гриппа, что также может иметь катастрофические последствия для экономики.

Помимо COVID-19, исследователи также провели связь между HPAI и АЧС в отношении последствий, от которых пострадали отрасли животноводства в некоторых странах. АЧС вызвала переход к подворному птицеводству на Филиппинах, что, по мнению ученых, к сожалению, создает риск возникновения пандемии птичьего гриппа.

«Когда вы быстро увеличиваете поголовье [домашней птицы] на новой территории, где условия биобезопасности не очень хорошие, что происходит? Автоматически повышается риск заражения не только птичьим гриппом, но и многими другими заболеваниями», — отмечает Витторио Губерти из Итальянского института экологических исследований и защиты окружающей среды.

Появление птичьего гриппа приводит к выбраковке бесчисленного количества сельскохозяйственной птицы, что влечет за собой сокращение поставок продовольствия и инфляцию цен. Для страны, пострадавшей от экономических трудностей, вызванных COVID-19, это означает большую опасность для ее продовольственной безопасности, поскольку малообеспеченная часть населения борется за то, чтобы иметь еду на столе.

Помимо этого, тот факт, что изменение климата может увеличить тяжесть вспышек заболеваний, дает некоторым оппонентам еще один аргумент в пользу утверждений о (якобы) неустойчивой модели современного животноводства и производства мяса.
Однако, хотя Международный научно-исследовательский институт животноводства отмечает, что 58% из 65 болезней животных, которые были «определены как наиболее важные для малообеспеченных людей», «чувствительны к климату». Также отмечается «недостаток информации о возможных изменениях в распространении и воздействии (болезней) при сценариях изменения климата». Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО) также предупреждает о «тенденции к чрезмерному упрощению механизмов, с помощью которых изменение климата влияет на распространение болезней и состояние здоровья животных», даже несмотря на то, что «лишь ограниченное число исследований представляет подтверждение прямого воздействия самого изменения климата».

Сегодня становится все более очевидным, что промышленные игроки мирового сельского хозяйства выражают все большую поддержку более устойчивым производствам. Между тем, эксперты придерживаются мнения о необходимости обеспечения надежной биобезопасности, учитывая существующие и возникающие угрозы заболеваний животных.

В конце концов, когда скот не защищен лучше, результатом становится массовая гибель и выбраковка животных из-за болезней. За этим следует производство дополнительных животных, чтобы восполнить потери. Из такого развития событий вполне разумно сделать вывод о неоправданном увеличении выбросов углерода животноводством из-за отсутствия конкретных действий.


Таким образом, настало время для мирового сельского хозяйства переориентироваться на биобезопасность и сделать это правильно.


Поделиться новостью в социальных сетях:


Возврат к списку