Описание

Всего за период существования антибиотиков, с момента обнаружения Александром Флемингом в 1928 году пенициллина, было разработано около 7000 препаратов. Часть из их вышла из применения изза побочных эффектов или быстро развивающейся у микрофлоры устойчивости к противомикробным препаратам (УПП), или микробной антибиотикорезистентности (МАР, англ. AMR – antimicrobial resistance). Сегодня применятся порядка 160 антибиотиков, около 20 из них – представители последнего поколения. 

Эдуард Самвелович МАИЛЯН Кандидат ветеринарных наук Независимый эксперт по птицеводству

В 2020 году в мировом животноводстве было использовано 160 000 т антибиотиков! При сохранении аналогичных темпов к 2030 году эта цифра может достигнуть 200 000 т. 

Согласно часто цитируемому источнику 70% всех антибиотиков применяется в сельском хозяйстве, а в медицине – порядка 20%! Другие исследователи утверждают, что МАР имеет преимущественно медицинские корни. Согласно данным официальной статистики ЕС пропорция антибиотиков, применяемых в медицине и животноводстве существенно отличается для разных стран, но в среднем потребление антибиотиков в медицине лидирует (Диаграмма 1). 

Диаграмма 1. Сравнение потребления антимикробных препаратов в медицине.jpg


Резистентность к антибиотикам – это естественный эволюционный механизм биологической адаптации микроорганизмов, позволяющий им выживать во враждебной среде. Резистентность чувствительной кишечной палочки к 1000-кратной дозировке антибиотика при постоянном контакте развивается за 11 суток!

Рис. 1. Появления резистентных к 1000-кратной дозировке антибиотика мутаций E.coli на мегачашке Петри за 11.jpg

«Срок жизни» подавляющего большинства антибиотиков колеблется в пределах 1–3 лет (Рис 2.).

Рис. 2. Хронология формирования микробной резистентности к разным классам антибиотикам. И.jpg

Распространение МАР невозможно остановить тем же способом, которым она была порождена –– изобретением новых антибиотиков.

Чтобы побороть МАР необходимо прежде всего устранять или минимизировать первопричины болезней людей и животных, требующих применения антибиотиков (антисанитария, многочисленные стрессы, вирусные и факторные бактериальные инфекции на фоне снижения естественной резистентности), а в случае возникновения такой необходимости - делать это с высшей степенью ответственности, после полноценной лабораторной диагностики!

По данным расследования комиссии британского министерства здравоохранения 2014–2016 гг., ежегодно около 700 000 человек по всему миру умирает от бактериальных инфекций, вызванных резистентными патогенами. По данным 2019 года, только в США и ЕС суммарно от болезней, вызванных МАР, умирает около 68 000 человек в год. И хотя эти данные кажутся не столь значимыми как, например, смертность от рака (~8 млн в год), ожидается, что при бездействии, к 2050 году эта цифра может вырасти до 10 миллионов.

Таким образом МАР постепенно переходит в разряд глобальных проблем, не только угрожающих здоровью и жизни людей, но и создающих серьезные препятствия на пути повышения ветеринарного благополучия и продуктивности с/ж животных, безопасности получаемой от них продукции.

Ситуация с МАР приобретает новое звучание на фоне пандемий. Так, из 284 500 жизней, потерянных во время эпидемии свиного гриппа H1N1 2009 года, от 29% до 55% были следствием вторичной бактериальной пневмонии. Вирусы безусловно ослабляют организм, однако виновником летальных исходов чаще выступают трудно поддающиеся лечению бактериальные инфекции заразившихся во время поступления в больницы.

МАР может стать ключевым фактором смертности и от нового COVID-19, так как даже обычные коронавирусы лидируют среди прочих в этиологии нозокомиальных (больничных) инфекций.

В качестве подтверждения: до кризиса COVID-19 Италия уже была страной с самым высоким числом смертей от МАР в Европе. Ежегодно около 11 000 итальянцев умирают от таких инфекций, по сравнению с 33 000 во всем ЕС. 

В качестве подтверждения: до кризиса COVID-19 Италия уже была страной с самым высоким числом смертей от МАР в Европе. Ежегодно около 11 000 итальянцев умирают от таких инфекций, по сравнению с 33 000 во всем ЕС. Согласно исследованию Европейского центра профилактики и контроля заболеваний (ECDC), 30% всех инфекций в Италии, вызванных кишечной палочкой (E.coli), показали устойчивость к цефалоспоринам третьего поколения (3GC), а 26,8% клебсиелл (ESBL) показали устойчивость к карбапенемам. Рост МАР вызван главным образом неправильным применением антибиотиков в лечении и профилактике заболеваний людей и животных, а также перекрестным распространением между ними устойчивых штаммов микроорганизмов. Очень важную роль в распространении МАР также играет плазмидный путь (Rплазмиды) передачи генов резистентности между бактериями одного или разных видов (Рис. 3). 

Рис. 3. Принцип горизонтального переноса гена.jpg

Самые высокие показатели потребления антибиотиков наблюдаются в регионах с высоким уровнем дохода, причем такие страны как США идентифицируют до 30% назначений антибиотиков как ненужные.

Заражение людей резистентными микроорганизмами приводит к серьезным заболеваниям и длительной госпитализации, увеличению расходов на здравоохранение, повышению затрат на лекарства и сбоям в лечении. Например, было подсчитано, что МАР обходится ЕС примерно в €9 млрд в год, а США – в $20 млрд в год прямых расходов на здравоохранение и еще $35 млрд.  на потере трудоспособности населения.

Преодоление МАР в медицине в отношении таких мульти/панрезистентных патогенов как золотистый стафилококк, клебсиеллы, шигеллы, возбудители туберкулеза, гонореи, брюшного тифа и грибковых инфекций — первостепенная задача системы здравоохранения через ужесточение контроля использования антибиотиков в медицинских учреждениях и популяризацию знаний об ответственном применении антибиотиков среди населения!

Причиной возникновения МАР, лежащей на стыке медицинской и ветеринарной науки, является бесконтрольное применение антибиотиков в животноводстве и передача устойчивых микроорганизмов человеку при непосредственном контакте с животными-носителями и/или через продукты питания. К этой категории микоорганизмов относятся возбудители пищевых токсикоинфекций (сальмонеллы, кампилобактерии и листерии) и зооантропонозов (болезней общих для человека и животных), вызванных мульти/панрезистентными энтерококками, синегнойной и различными типами кишечных палочек и пр.

Так, например, с конца 1990-х годов увеличилось число сообщений о появлении во многих странах мультирезистентных штаммов S. Typhimurium (Диаграмма 2). Новые штаммы быстро распространились среди некоторых видов животных и обусловили большое количество заболеваний среди людей в странах ЕС, иногда со смертельным исходом.

Диаграмма 2. Устойчивые к хинолонам полирезистентные S.Typhimurium DT104, Соединенное Королевство, 1992–1997.jpg

Другой пример: штаммы внекишечной патогенной кишечной палочки (ExPEC, англ. Extra-intestinal Pathogenic Escherichia coli), вызывающие патологию человека и животных за пределами кишечного тракта – основная причина более чем 85% случаев инфекции мочевыводящих путей (ИМВП), и в частности, смертельного ГУС (гемолитико-уремический синдром) среди людей. В США каждый год диагностируется от 6 до 8 миллионов случаев ИМВП, и от 130 до 175 миллионов диагнозов по всему миру.

Кишечная палочка – наиболее убиквитарный микроорганизм в медицинской инфекционной и неинфекционной патологии. Именно она является наиболее частым клиническим изолятом у пациентов амбулаторных и стационарных отделений согласно интегральным данным 9 крупных клинических лабораторий Германии. Второе и третье места делят коагулазонегативный и золотистый стафилококки.

Кишечная палочка – наиболее часто встречаемый микроорганизм и в животноводстве. Ее содержание в составе микрофлоры кишечника и поверхности тушек птицы после убоя достигает 50%, впрочем, как и в структуре прижизненной патологии (Диаграмма 2).

Диаграмма 3 а,б. Доминирующая патология на вскрытии бройлеров, и E. coli ассоциированные заболевания (Маилян.jpg

До относительно недавних пор было принято считать, что птичьи E. Coli не представляют серьезной угрозы для других видов животных и человека, однако исследования показали, что потенциальным источником ExPEC для человека служат продукты животноводства, среди которых мясо птицы является основным (79%), значительно реже в этой роли выступают свинина (17%) и говядина (3%).

Частота обнаружения МАР у E.coli в мясной продукции растет с каждым годом. Так, согласно данным Технического университета Дании (2012 г.), контаминация мяса кур ExPEC внутри страны за 2010–2011 гг. увеличилась с 8,6% до 44%, а выделение ее из импортной продукции держится на уровне 48–50%.

Исследование МАР 2015 года в Италии показало, что примерно 70% бактерий E.coli, обнаруженных в свиноводческой отрасли, оказались продуцентами бета-лактамаз широкого спектра действия (ESBL), а значит обладают множественной (пан)резистентностью в отношении антибиотиков.

Каковы причины формирования резистентности? 

 Интенсивное ведение промышленного животноводства всех видов и направлений продуктивности практически невозможно без применения антимикробных препаратов.

Современное птицеводство – отрасль животноводства с самым высоким уровнем генетического прогресса за последние 50 лет и самым высоким выходом готовой продукции на единицу площади или объема помещения в год!

Причины применения антибиотиков в птицеводстве многофакторны и тесно связаны с физиологией птицы современных кроссов, целенаправленно выведенных с упором на высочайшую продуктивность, нередко в ущерб устойчивости к стрессам;  с высокой концентрацией поголовья на единице площади; многочисленными нарушениями и без того сложной технологии содержания, не позволяющей создать равно-оптимальные условия для всех особей одной популяции (стада) в обеспечении климатическим комфортом, доступом к воде и корму, полноценной реализации своих биологических и поведенческих потребностей; появлению новых инфекционных заболеваний (в том числе иммуносупрессорных) и интенсивных схем вакцинопрофилактики.  Все эти негативные воздействия приводят к снижению естественной резистентности птицы, хронической иммуносупрессии и закономерному возникновению вторичных (факторных) бактериальных инфекций, требующих неизбежного применения антибиотикотерапии.

Для борьбы с болезнями промышленного птицеводства применяются несколько категорий препаратов: 

  1. Противопротозойные (кокцидиостатики: химические и ионофорные).
  2. Кормовые Антибактериальные Стимуляторы Роста (АСР, англ. AGP – antibacterial growth promoters).
  3. Терапевтические антибиотики, используемые как в лечебных, так и профилактических целях. 

Одной из основных причин развития МАР в животноводстве считается использование антибиотиков в субтерапевтических дозировках с целью профилактики заболеваний – именно к такому в первую очередь и относится применение АСР. 

В 1941 году впервые применили инъекцию пенициллина, а в 1955 году был обнаружен ростостимулирующий эффект от применения антибиотиков у сельскохозяйственных животных (Табл. 1). 

Таблица 1. История открытия антибактериальных стимуляторов роста (АСР).

Таблица 1.jpg

К 1980 году в развитых странах все корма для моногастричных животных содержали АСР, а в 1990 году был синтезирован Авиламицин – последний АСР в ЕС. Однако быстрое распространение МАР заставило прогрессивные страны задуматься о поэтапном сокращении, а затем и полном отказе от применения АСР, а позже и некоторых терапевтических препаратов (Табл. 2).

Таблица 2. Основные вехи в мировой истории отказа от использования антибиотиков в животноводстве

Таблица 2.jpg

Британцы были одними из первых в Европе, кто широко использовал антибиотики в качестве стимуляторов роста. Большинство мероприятий, касающихся ограничения применения антибиотиков, были начаты именно в Соединенном Королевстве после доклада Суонна в 1969 году. Объединенный Комитет по использованию антибиотиков в животноводстве и ветеринарии установил, что возникновение резистентных штаммов бактерий при использовании антибиотиков у сельскохозяйственных животных создает определенную опасность для здоровья человека и животных.

Основная рекомендация Комитета заключается в том, что антибиотики должны быть классифицированы на «кормовые» и «терапевтические» и что только «кормовые» антибиотики могут быть доступны без рецепта для использования в кормах. Комитет должен был определить перечень «кормовых» антибиотиков, применение которых гарантирует безопасность для здоровья человека. Таким образом было рекомендовано запретить использование пенициллина и тетрациклинов в кормах, а доступность терапевтических препаратов ограничить рецептурным назначением.

Примеру Соединенного Королевства последовали другие европейские страны.

В ожидании запрета 2006 года большинство Европейских производителей кормов начали искать замену АСР, сравнивая результаты применения антибиотиков и их альтернатив в разных отраслях животноводства. За период 2003–2006 гг. было разработано и испытано большое количество альтернатив, число которых растет и по сей день.

Однако фермеры и ветврачи убеждены, что успех был достигнут не только благодаря альтернативам АСР, но в существенной степени - за счет изменений в технологии содержания, ужесточения правил биозащиты, ветеринарно-санитарных мероприятий и технологической дисциплины. Одной из важнейших составляющих успеха стало снижение плотности посадки поголовья.

Хотя основной целью запрета использования антибиотиков у продуктивных животных было снижение развития МАР у зоонозных бактерий и их потенциала для заражения человека, количество инфекционных заболеваний у животных, выращиваемых без АСР, в некоторых странах значительно возросло, а производственные показатели ощутимо упали. Это привело к компенсаторному увеличению использования терапевтических антибиотиков как для лечения, так и с целью профилактики заболеваний (Диаграмма 4).

Диаграмма 4. Динамика потребления терапевтических антибиотиков отраслями животноводства Нидерландов в 2004–.jpg

Потребовались годы усилий и поисков, чтобы сократить количество антибиотиков до прежнего уровня: так, Швеция потратила на это 8 лет, Дания – 20 лет(!).

К 2015 году наибольшего прогресса в темпах сокращения количества антибиотиков достигли в Нидерландах, Исландии (по 61%) и Германии (54%) (Диаграмма 5).  

Диаграмма 5. Градация стран ЕС по степени сокращения антибиотиков от лучших к худшим результатам за период.jpg

Установленная суммарная планка в 20 мг д.в. антибиотиков на 1 кг живой массы была достигнута лишь 12-ю из 30 стран ЕС, среди которых лидерами выступали страны Скандинавии, Прибалтики, Люксембург и Великобритания (Диаграмма 6). 

Диаграмма 6. Успех отдельных стран ЕС на пути сокращения антибиотиков за период 2010–2015 гг..jpg

В то же время суммарный объем потребления антибиотиков в животноводстве США за период 2009–2014 гг. вырос на 22% и в 2014 году составил 15 361 т. Примерное такое же количество использовалось в это время Китаем (15 000 т). Программа сокращения антибиотиков, инициированная в 2014 году правительством США, позволила за период 2014–2019 сократить их количество на 25% до 11 468 т (Диаграмма 7). Причем наибольший успех был достигнут именно в птицеводстве! Порядка 5% предприятий относились к категории «Антибиотик-фри». Но в США решили пойти дальше и сократить все категории препаратов, включая кокцидиостатики, которые никогда не рассматривались как причина МАР.

Однако если более детально анализировать статистику потребления антибиотиков, то становится очевидно, что фермеры США на пути сокращения АСР столкнулись с такими же проблемами, как их коллеги в ЕС: на фоне 25%-го снижения потребления антибиотиков, преимущественно за счет значимых в медицине АСР (тетрациклинов) в составе кормов, часть препаратов перекочевала из категории профилактических в терапевтические (согласно Руководству для отрасли GFI#213), увеличив их объем в 2,5 раза (Диаграмма 8). 

Динамика изменения суммарного.jpg

Результаты программы контроля применения антибиотиков в Великобритании согласно данных Альянса ответственного использования лекарственных средств в сельском хозяйстве (RUMA) также обнадеживают: за период 2012–2020 годы удалось сократить количество антибиотиков на 74,2%, в том числе критически важных – на 95,5%, фторхинолонов – на 97,2%. В птицеводстве – на 66,5% для кур и на 88% - для индеек (Диаграмма 8).

Диаграмма 9. Динамика потребления антибиотиков в птицеводческой отрасли Великобритании за 2014–2020 годы.jpg

В ответ на сокращение количества антибиотиков снижение МАР не заставило себя долго ждать (Диаграмма 10). Все данные за период мониторинга согласно программе RUMA с 2014 по 2020 год указывают на снижение резистентности кишечной палочки. Доля чувствительной к антибиотикам E. coli увеличилась более чем вдвое, а число изолятов с множественной лекарственной резистентностью сократилось на 44 %. Кроме того, число ESBL продуцирующих изолятов снизилось на 63 %, а изолятов, резистентных к ципрофлоксацину – на 47 %.

Диаграмма 10. Результаты мониторинга МАР изолятов E.coli от бройлеров, индеек и свиней в Великобритании.jpg

Из примечательных достижений в других областях следует упомянуть норвежскую аквакультуру: за период 1987–2009 гг. при увеличении суммарных объемов производства лосося в 200 раз (с 5 тысяч до 1 млн тонн в год) количество антибиотиков сократилось более чем в 10 раз и сегодня оно наименьшее среди всех отраслей (Диаграмма 11). 

Диаграмма 11. Продажи антибиотиков для терапевтического использования в рыбоводческих хозяйствах и объемы.jpg

В 2020 году во фьордах вдоль норвежского побережья было выращено 1,4 миллиона тонн лосося, 99% которого было выращено без применения антибиотиков.

Новая Зеландия планирует полностью отказаться от антибиотиков к 2030 г.

Напротив, рынок противомикробных препаратов в России за период 2005–2009 гг. вырос в 2,3 раза, 2008–2012 - в 1,8 раза. По оценке экспертов ВТО, использование антибиотиков в животноводстве РФ ежегодно растет примерно на 35–40% и к 2020 году мы должны были обогнать по этому показателю США. Эти расчеты подтверждают и данные диаграммы 12, однако соотношение суммарного объема потребления антибиотиков в РФ и США и их потребление в мг/кг усредненной живой массы при 4-кратной разнице в объемах производства мяса – необъяснимы.. 

Диаграмма 12. Потребление антибиотиков мг-кг живой массы в странах мира в 2010 году.jpg

Россия вступила в программу борьбы с МАР в 2017 году утверждением «Стратегии предупреждения распространения МАР в РФ на период до 2030 года», а с 1 января 2022 года вступают в силу пункты 3 и 5 части 4 статьи 10 Федерального закона от 30.12.2020 N492-ФЗ "О биологической безопасности в Российской Федерации", накладывающие ограничения на применение ряда профилактических и терапевтических препаратов: 

  •  вводятся ограничения на отпуск и реализацию лекарственных препаратов, предназначенных для лечения инфекционных и паразитарных болезней, вызываемых патогенными микроорганизмами и условно-патогенными микроорганизмами, в целях исключения их применения при отсутствии медицинских показаний;
  • устанавливается запрет на применение лекарственных препаратов, предназначенных для лечения инфекционных и паразитарных болезней животных, вызываемых патогенными микроорганизмами и условно-патогенными микроорганизмами, без клинического подтверждения диагноза, а также запрет на продолжение применения таких препаратов при отсутствии эффективности лечения (за исключением случаев, устанавливаемых федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере агропромышленного комплекса, включая ветеринарию);

Как решить поставленные задачи на примере птицеводческой отрасли, избежав проблем, с которыми столкнулись другие страны?

    Для быстрого достижения цели необходимо использовать положительный мировой опыт.

В отношении ионофорных кокцидиостатиков необходимо знать, что отказ от них несет большие риски, но не имеет практической ценности, так как они не вызывают повышение уровня МАР, не используются в медицине и поэтому непричастны к переносу резистентных микроорганизмов от животных человеку. Химические кокцидиостатики (например, сульфаниламиды и нитрофураны), напротив, должны быть сокращены и исключены из оборота!

Этапность сокращения основных категорий антибиотиков представляется следующим образом:

Этапность сокращения основных категорий антибиотиков представляется следующим образом: 

1 ЭТАП: отказ от АСР в кормах. 

Залогом успеха для достижения этой цели является обеспечение условий полноценного развития желудочно-кишечного тракта, поддержание его здоровья и обеспечение выполнения барьерной функции через формирование сбалансированной микрофлоры, подавление пролиферации условно-патогенной Г+ микрофлоры и контроля воспалительной реакции кишечной стенки. Для этого требуется подбор оптимальной по соотношению цена/эффект программы замещения АСР и профессиональная работа с рационом кормления поголовья (принцип прецизионного кормления), направленные на сбалансированное снижение питательности при повышении усвояемости кормов за счет правильного подбора кормовых ингредиентов и биологически активных добавок. Все это безусловно должно сопровождаться повышением уровня биологической защиты поголовья на всех этапах производства, снижением стрессов через повышение технологической дисциплины, санитарного статуса производственных объектов и непрерывного повышения квалификации обсуживающего персонала.

Если рассматривать соотношение цена - норма ввода - эффективность, то прямых полноценных альтернатив АСР на сегодня не существует. Тем не менее, на рынке присутствует широкий ассортимент кормовых добавок, позволяющий выбрать наиболее эффективное сочетание препаратов на замену АСР (Табл. 3).

Таблица 3. Основные группы препаратов – претендентов на альтернативу АСР.

Таблица 3.jpg


2 ЭТАП. Сокращение количества терапевтических антибиотиков.

Прежде всего – важных в медицине (3 категории: критически важные, очень важные, важные), а затем – антибиотиков ветеринарного назначения. Это более комплексная задача. Для ее выполнения нужно сфокусироваться прежде всего на устранении причин, приводящих к необходимости применения антибиотиков - всевозможных стрессфакторов, приводящих к снижению естественной резистентности поголовья и факторным заболеваниям (Табл. 4).

 Таблица 4. Наиболее распространенные факторы стресса в промышленном птицеводстве, требующие пристального внимания и непрерывного контроля.

Таблица 4.jpg

 Под воздействием стресс-факторов в организме всех видов высших животных повышается концентрация кортикостерона, что приводит к нарушению основных метаболических процессов зачастую до необратимых последствий, среди которых самым значимым является нарушение барьерной функции слизистых оболочек, открывающее ворота для вторичных бактериальных инфекций через кишечный и респираторный тракт (за счет снижения продукции слизи бокаловидными клетками, повреждения ворсинок и ресничек, элементов лимфоидной ткани слизистых оболочек, и функции плотных контактов энтероцитов).

Тщательный контроль этих стресс-факторов позволяет существенно снизить вероятность заболевания поголовья и необходимость антибиотикотерапии. 

Сокращение терапевтических АБ, по примеру ЕС, также целесообразно осуществлять в три этапа согласно классификации антибиотиков по степени их важности в медицине: 

  1. критически важные,
  2. очень важные,
  3. важные. 

Таблица 5. Классификация антибиотиков по степени важности в медицине (ВОЗ, 6 ревизия 2018).

Таблица 5.jpg

Каковы мероприятия на уровне производства? 

Для успешного выращивания современных кроссов сельскохозяйственной птицы необходимо внимательно отслеживать и выявлять любые отклонения ее состояния от нормы - самые ранние признаки проблем (изменения в поведении отдельных особей и стада, потребления воды и корма, качества помета, подстилки и клинического состояния птицы), как можно раньше принимать корректирующие меры для устранения причин ухудшения статуса здоровья и производственных показателей, возникновения вторичных бактериальных инфекций, требующих использования антибиотиков.

Решение поставленной задачи заключается именно в тщательной организации и контроле каждого этапа производственного цикла. Это зачастую осуществимо без дорогостоящих исследований и постановки диагнозов. При этом необходимо иметь полноценное представление о том, что же такое «норма» для объекта выращивания.

К сожалению, в основе многих проблем, связанных со здоровьем поголовья зачастую лежит пресловутый «человеческий фактор» - неопытность, а порой и простая халатность персонала. Нужно признать, что в процессе бурного роста и интенсификации отрасли уделяется недостаточно внимания повышению квалификации как операторов-птицеводов, так и главных специалистов. Дефицит кадров восполнялся контингентом, ранее не имевшим опыта работы с птицей. Но не все знания можно получить за партой. Навыки о биологических и поведенческих особенностях птиц можно приобрести лишь в процессе работы под руководством опытных коллег. Иногда для этого требуются годы практики.

Грамотная система биозащиты – краеугольный камень безопасности предприятия и его устойчивого развития! Качественная и полноценная лабораторная диагностика незаменима на этапе выстраивания и корректировки схемы вакцинопрофилактики и оценки ее эффективности, а также при выяснении причин патологии.

Однако на практике не всегда удается контролировать все перечисленные факторы своевременно и в полном объеме, и поголовье все-таки заболевает. В такой ситуации применение терапевтических средств неизбежно. Для достижения желаемого результата при минимальных затратах и с целью снижения вероятности развития МАР - процесс выбора и назначения антибиотиков требует ответственного отношения!

В связи с тем, что поиск и внедрение путей сокращения МАР в птицеводстве может занять не один год, приоритетным направлением в краткосрочной перспективе является пресечение путей передачи резистентной микрофлоры от птицы человеку через готовую продукцию. Это означает, что необходимо приложить максимум усилий на разработку и внедрение новых методов обеззараживания готовой продукции, а также повышения санитарного статуса заводов по убою, разделке и переработке продуктов птицеводства.  

Основные принципы ответственного и рационального применения антибиотиков у сельскохозяйственных животных (согласно стратегии ВОЗ и FAO)

  • Необходимость применения антибиотиков у сельскохозяйственных животных должна быть уменьшена за счет улучшения здоровья животных путем осуществления мер биологической безопасности (для предотвращения попадания болезнетворных бактерий и развития инфекций), профилактики заболеваний (включая применение эффективных вакцин, пребиотиков и пробиотиков), создания хороших санитарно-гигиенических условий и использования эффективных методов управления.
  • Антибиотики можно давать сельскохозяйственным животным только в случаях, когда они назначены ветеринаром.
  • Антибиотики должны применяться только с терапевтическими целями, а их использование должно основываться на результатах надзора за резистентностью (выделение культур микроорганизмов и определение их чувствительности к антибиотикам), а также на клиническом опыте.
  • Применение антибиотиков в качестве стимуляторов роста должно быть исключено.
  • Когда применение антибиотиков оправдано, препаратами первой линии должны быть антибиотики с узким спектром действия.
  • Антибиотики, признанные критически важными для медицины – особенно фторхинолоны и цефалоспорины третьего и четвертого поколений – должны применяться у животных только в случаях абсолютной необходимости.
  • Применение антибиотиков у сельскохозяйственных животных должно быть ограничено только необходимыми и целевыми случаями, с учетом результатов выделения микроорганизмов от животных и определения их чувствительности к антибиотикам, а при возникновении проблем в процессе лечения – с внесением необходимых корректив.
  • На национальном уровне необходимо использовать международные рекомендации по рациональному применению антибиотиков, адаптированные к конкретным условиям каждой страны. Профессиональные сообщества ветеринарных работников должны разработать рекомендации по рациональному использованию антибиотиков у сельскохозяйственных животных различных видов, включая показания для применения антибиотиков первой, второй и резервной линий при лечении различных бактериальных инфекций.
  • Необходимо устранить экономические стимулы для нерационального применения антибиотиков.

Заключение

Во избежание повторения чужих ошибок на пути достижения поставленной цели (сокращение применения антибиотиков и борьба с МАР) в условиях  отечественного животноводства нам необходимо сформировать, на основе тщательного анализа 50-летнего мирового опыта, стратегию безопасного поэтапного отказа от антибиотиков всех категорий во всех отраслях, грамотно сочетающую: изменения в технологии содержания, ужесточение мер биологической защиты и санитарно-ветеринарных правил, выбор оптимальных схем замещения кормовых антибактериальных стимуляторов роста, профилактических и терапевтических антибиотиков, обучение ветврачей принципам ответственного применения антибиотиков, а профильных специалистов - знаниям, необходимым для контроля и снижения технологических стрессов при содержании животных.


Поделиться статьей в социальных сетях:



Оставьте запрос и мы свяжемся с вами в ближайшее время, и ответим на все интересующие вопросы.
Оставить запрос